На детских площадках не только играют, на них растут, спорят и постигают жизнь.

Хоррор из детства


Хоррор из детства

Номер сообщения:#1  Сообщение Dav_poltava » 12 июн 2018, 18:42

Софья Болотина

Хоррор из детства. Какими не должны быть детские сады
И воспитатели

Изображение

Манная каша с комочками (холодная), принудительный тихий час, воспитательница, называющая тебя по фамилии. Возможно, у кого-то более приятные ассоциации с детским садом, но не у меня. Мне повезло: я могу вспоминать о нём без дёргающегося глаза и даже хихикая, а ещё очень греет мысль о том, что у моей дочки уж точно будут совсем другие воспоминания.

Нет, вообще садик был большой жизненной удачей: старый, в центре города, с хорошей репутацией. И, что важно, находился посередине между домом и бабушкой. В сад меня особо не тянуло, я останавливалась посреди улицы и уговаривала старшего брата отвести меня к бабушке. Брат опаздывал в школу, его жалели прохожие и предлагали мне конфеты, чтобы я подобрела и пошла уже в этот чёртов садик наконец.

На дворе был конец 80-х, в воздухе давно пахло перестройкой, но садик, видимо, решил держать оборону до последнего. Нам читали трогательные истории из детства Володи Ульянова. Мне почему-то сильно запомнился колобок, которой был собственноручно слеплен маленьким кудрявым Володей для мамы ко дню её рождения. Вот ведь, думаю, слепил и не знал, что скоро он от всех убежит, колобок-то. Нам ласково внушали, что Ленин был хорошим, добрым человеком. Однажды я пришла с этой новостью домой, а брат сурово сказал: «А ты знаешь, что Ленин убивал детей?». Любимый брат был для меня авторитетом, поэтому ровно в ту минуту я резко перестала хвалить Ленина. Почему-то люди обычно в лёгком шоке от этой истории, мол, зачем такая информация четырёхлетнему ребёнку? А зачем четырёхлетнему ребёнку информация о колобке Ленина и его добродетелях? Вот.
Поначалу в садике ещё было ничего, но когда уволились две юные и практически святые воспитательницы, на их место водрузили одну суровую женщину по имени Татьяна Мариусовна. Это сейчас от её отчества веет чем-то европейским. Тогда оно рифмовалось у меня с Картаусом Рыжим Усом из сказки про «Финиста — Ясного сокола». Татьяна Мариусовна не любила инициативу. Ей было надо, чтобы все были более-менее одинаковые и не высовывались. Причём высовываться означало что угодно — громко смеяться, выделяться из толпы ярким пятном, умными словами, шуточками. Я высовывалась, так уж получилось.

В воспитательных целях меня однажды не взяли вместе со всеми девочками танцевать ламбаду на утреннике

Но юбку для выступления сшить за месяц почему-то заставили (маму). И репетировать танец целый месяц тоже (меня). Вы помните, что такое ламбада в конце 80-х? У меня в то время вообще-то ещё молоко не обсохло, но я помню. Не допустили до танца без объяснения причин, что было ещё обиднее. Чуть позже, когда я выпускалась из садика, Татьяна Мариусовна выдала моей маме на руки характеристику моих личностных особенностей. Там было что-то про неподчинение, а ещё такая фраза: «Велась работа по устранению лидерских замашек, но результатов не наблюдается». Мама сомневалась, что меня примут в школу с такой бумажкой, но обошлось.

Отдельным очарованием были нянечки. Одна из них любила кричать на весь сад: «Соня, собирайся, за тобой дедушка пришёл!». Всё бы ничего, дедушка за мной иногда приходил, но в данном случае имелся в виду мой папа. Папа был высокий, солидный, с большой седеющей бородой, ему в то время было 35-36 лет — чем не дедушка?

Ещё у нас в садике были традиции. В этот самый сад ходил мой родной брат, а также старшие двоюродные братья и сёстры. Все мы помним центрифугу в прачечной, которая находилась в подвале. Несколько поколений нерадивых детей, которые не доедали обед или нарушали покой во время тихого часа, стращали этой центрифугой. Пугали не фигурально: не так, что мол, ещё раз такое выкинешь — отправишься крутиться вместе с бельём в стиральной машине. Нет, брали за руку и вели в подвал — смотреть, как крутится огромный барабан центрифуги. Ещё спрашивали: хочешь, тебя туда засунем? Ответ обычно был отрицательный.

Кстати об обеде, который не доели. Из вкусного в садике я помню разве что большие оладьи, которые подавали со сгущёнкой. Остальные позиции в меню лично меня не вдохновляли.

Отдельным кошмаром на всю мою жизнь остался высокий и холодный омлет

Видимо, у шеф-повара была директива — подавать его только холодным. Как месть. С тех пор я почему-то страшно не люблю, когда омлетом называют настоящую, вкусную (но не высотой с останкинскую башню) яичницу с молоком. Нет, друзья, вы не едали тех омлетов!

Так вот, дети ели плохо. Однажды меня из сада забирал дедушка (настоящий). Когда мы пришли, бабушка сразу спросила: «Что у Сони с щекой?». Щека у меня и правда была в тот вечер так себе — размером со среднюю дыню. Опытным путём выяснилось, что за щекой манник. Ну, такой сомнительный десерт, популярный в то время у немудрящих хозяек. Как он попал за щёку, и почему я пришла с ним из сада? В саду сказали: «Ешь». Видимо, я отказалась. Тогда манник насильно засунули мне в рот.

Когда моя дочка пошла в сад, я как-то сразу вспомнила этот манник. Отдельно обсудила с заведующей, как у них обстоит с кормлением. Мне сказали, что детей кормят тушёным и варёным — полезным, а такое детям не всегда нравится. Если кто и не захочет есть капусту или суфле из томлёных кур — не страшно, в саду всегда есть вода, хлеб и печенье, никто не голодает. В общем, их там не заставляют есть. И даже не заставляют постоянно ходить в чешках, особенно на утренниках (во многих садах чешки положены по технике безопасности почему-то).

Их вообще там как-то любят, это заметно. Особенно когда с утра ребёнок со всех ног бежит к воспитательнице, чтоб обняться. Или когда мальчика беззлобно спрашивают «Ты что, правда укусил Алису за попу?», а он отвечает: «Юрьевна, ты что? Я дурак, по-твоему?».

У них в честь каждого именинника закатывают пир с шариками, сладостями и колпаками на голове. У них вигвам стоит посреди группы. А ещё их много хвалят: за стихи, за песни, за то, что вытерпела прививку и почти не плакала.

Это обычный московский государственный сад, в который нас могли и не взять, потому что желающих больше, чем сама Москва. Наверняка, есть садики, где всё далеко не так мило, где воспитатели слегка превышают полномочия и насильно кормят, например. Нам пока повезло, можно расслабиться. Пока не замаячит школа.


Здесь находится ссылка. Чтобы увидеть её, зарегистрируйтесь пожалуйста, это займёт у Вас всего минуту
Что-то в этом мире не так!— сказал Колобок, медленно дожевывая Лису.

Dav_poltava

Аватара пользователя
За 85 000 сообщений
Персональное звание ''Заратустра''
 
Сообщения: 85568
Зарегистрирован:
07 сен 2011, 14:41
Откуда: Україна - країна мрій!
Пол: Мужской
Баллы репутации: 3358
Имеет доступ в закрытый раздел ''Закрытый клуб'' Имеет доступ в закрытый раздел ''Политика''

Re: Хоррор из детства

Номер сообщения:#2  Сообщение Dav_poltava » 12 июн 2018, 18:47

И в добавку.


В детской жизни есть много травм, и одна из них — поход в детский сад. Не так давно мы опубликовали небольшую историю об унижениях в детском саду. В комментариях открылся ад, а ещё оказалось, что от жестокости воспитателей пострадали многие из наших читателей. Мы собрали их истории и добавили немного своих.

Екатерина

Меня маленькую однажды воспитательница закатала в матрас и связала получившийся рулон скакалками, а после — затолкала под кровать. Надо мной ржала вся группа. Это она меня наказала за то, что у меня не получается убирать за собой тяжеленный матрас и раскладушку (мне было около четырёх лет). В другой раз эта садистка отлупила меня по рукам кустом крапивы за то, что мы с подружкой неправильно играли. Руки горели, словно их жгли раскалённым металлом. Плакать я не имела права, так как досталось бы ещё больше. Родители были в шоке, мама очень испугалась, учитывая, что у меня аллергия выскакивала по любому поводу. Ругаться родители не стали, побоялись, думали, что ситуация станет ещё хуже (не понимаю, куда уж хуже-то?). Блин, мне было меньше пяти лет, а я помню этот ужас до сих пор, хотя мне уже 38 лет.

Алексей

В кремлёвском детсаду на улице Зорге, куда я ходил, вместе с детьми номенклатуры воспитывались дети обслуживающего персонала. Это 1983–1985 годы. Воспитатели вытворяли всякое. Помню, девочка Оксана ненавидела казённые бутерброды с сыром и маслом. Однажды она тайком выбросила такой бутерброд в унитаз. Была разоблачена. Воспитательница, собрав всю группу в туалете, заставила эту девочку вынуть бутерброд из унитаза и съесть его. При этом мы слушали про «хлеб, который нельзя никогда выбрасывать».

Злата

У нас в саду тем, кто не доел суп, второе вываливали в недоеденный суп и нужно было доедать уже всё вместе. И один раз мальчика (уже не вспомню за что) на весь тихий час поставили голым перед группой. Я помню до сих пор, как он пытался отвернуться и плакал, а мне 35 уже. Самое интересное — никто из детей родителям не жаловался на это.

Катерина Дёмина, психолог:

«С детским садом всё просто: дети не распознают издевательства как насилие, если с ними дома похожим образом обращаются. Просто родители этот факт игнорируют.

Например: «Пока всё не съешь — из-за стола не встанешь. Ешь, что положили, никого не волнует, нравится тебе или нет. Мать приготовила — ешь». И так про всё. Закапывание в нос, переодевание, мытьё, еда, сон — всё через насилие, которое так никто не расценивает. Поэтому, когда нянька в саду делает нечто подобное, — угрожает, заставляет, бьёт — это считывается ребёнком как нормальное поведение взрослого.

Плюс очень многие родители реагируют на жалобы присоединением к агрессору: «А что ты сделал, что тебя наказали? А как ты себя вёл? Ты сам виноват, что тебя поставили перед всеми в мокрых штанах, надо было попроситься».

Достаточно, чтобы это случилось хотя бы дважды — и ребёнок перестаёт жаловаться, блокирует в себе любое недовольство взрослыми. Зато начинает болеть или драться. Это уже зависит от темперамента. Дети, с которыми обращаются дома уважительно и бережно, не собираются терпеть дурное обхождение. И говорят открыто, и сопротивляются, и родителям рассказывают с возмущением, потому что знают: так с детьми обращаться нельзя».
Марина

Меня воспиталка била железной ложкой по голове, и предупреждала, что если я расскажу родителям, то меня убьют, закопают в лесу, а родителям скажут, что я убежала. А однажды мать задержалась, меня зимой выставили на дорогу одну и ушли. А девочку, которая писалась, оставляли без трусов до вечера голенькую.

Нина

Было, да… Было и похлеще, второе в тарелку с борщом кидали, мешали — не хочешь по отдельности, сейчас накормим всем вместе. Запугивали, обещали раздеть догола и отвести в соседнюю группу. А если не спится тебе в тихий час — срывали одеяло. И лежи, попробуй хоть звук издай. Спальня была устроена на веранде, окна от потолка до пола, осенью-зимой и так прохладно, а если не двигаться, так вообще мёрзнешь. Лежишь и пикнуть боишься. Сад ненавидела всеми фибрами, рыдала каждое утро, готова была дома сидеть одна, лишь бы туда не ходить… И сейчас, вспоминая, внутри всё переворачивается. Ненавижу.

Алексей

Помню, как нянечка вытирала разлитый кофе с молоком волосами провинившейся. Как в наказание заставляли стоять с поднятыми руками (а это больно, между прочим). Как по рукам лупили линейкой не помню, но рассказывали родители (я им предложил поиграть в детский сад, и они были крайне удивлены такой игрой). Соревнования с едой: чей стол быстрее поест; проигравшим — позор и презрение; помню, как щёки чуть не лопались от запиханной в рот еды, которую надо было съесть ради победы. Всё — вторая половина 70-х.

Юлия

У нас в саду за провинности ставили в «позорный» угол в майке и трусиках пока все играют. Спать заставляли только на спине. Из-за стола выйти было нельзя, если не доел, поэтому все давились и ели. И часто давали компот из сухофруктов с червями. Ну вот, пожалуй, и все ужасы, что я помню. Середина 80-х.

Наталия

Да. Было такое в «счастливые 70-е». Мальчиков голыми ставили на подоконник, чтобы им было стыдно за плохое поведение перед всеми людьми на улице. Второе накладывали прямо в недоеденное первое. В туалете запирали. Я не удивляюсь, что веры в себя маловато было, у меня по крайней мере, для того, чтобы совершить прорыв в жизни…

Оказалось, что и сотрудникам «Мела» в детском саду приходилось несладко. Вот их истории.

Татьяна Волошко, корреспондент

Не все люди умеют спать днём. Я, например, никогда не умела. И это очень плохо. Хорошо и показательно, когда вся группа спит. А когда не спит, плохо и неудобно. Всех, кто не умел притворяться, что спит, поднимали с кроватей и заставляли стоять в трусах и в майке. Когда воспитателю казалось, что теперь уж мы точно уснём, нам разрешали лечь. Кто-то сразу вырубался. Я могла простоять весь тихий час и околеть, но спать от этого мне хотелось ещё меньше. И тех, кому, как и мне, всё было нипочём, снова поднимали, но теперь уже вели на первый этаж в кабинет медиков, чтобы те сделали укол для сна. Меня несколько раз водили. Укол не делали, но было холодно и очень стыдно. В трусах и в майке. После этого я ложилась и жмурилась до самого подъёма.

Наталья Савина, менеджер по продажам

Как-то я раскапризничалась и отказывалась спать во время сонного часа. Воспитательница вывела меня в одних трусах в холодный коридор, где я простояла час. Незабываемый час унижения. Это одно из самых сильных воспоминаний.

Екатерина Огородник, директор по маркетингу

Детский сад я очень не любила. Из-за какого-то постоянного ощущения страха: получить наказание, выговор или крик от воспитательницы. Было страшно опоздать, страшно не уметь завязывать шнурки, страшно пошевелиться во время дневного сна, страшно взять игрушки «не с той полки». А всё потому что меня заставляли есть, не разрешали вставать из-за стола пока не доем или запихивали еду насильно. Несколько раз меня вырвало. До сих пор меня воротит от одного упоминания слов «манная каша» и «кисель».

Читайте также:

Каждый второй ребёнок сталкивается с травлей в школе и интернете. Что делать родителям?
Лет в пять-шесть я начала хитрить. Брала с собой игрушки или книжки на дневной сон, пряталась с ними под одеялом и тихо играла или разглядывала картинки. Противную кашу двигала ложкой к краю тарелки, от чего создавалось ощущение, что я съела половину и вполне «наелась». Летом, когда мы гуляли на площадке возле детского сада, я всегда вглядывалась в прохожих, и если видела кого-то из семьи (маму, папу, брата), подбегала к забору и начинала умолять забрать меня с собой. Срабатывало нечасто, но счастью в эти моменты не было предела.

Дина Бойко, редактор блогов

Я ходила с полутора лет в ясли и потом до самой школы в детский сад. Мне очень повезло с воспитательницей. Светлана Петровна точно любила детей, а я однозначно ходила в её любимицах. Но, как бывало во всех садах, нас заставляли доедать еду. При этом кормили вкусно, а молоко мне точно можно было не пить. Другое дело, котлеты. Я не могла их прожевать и проглотить. И тогда придумала гениальный способ. Котлету я оставляла за щекой, так и ходила с этой жвачкой до вечера, а по дороге домой выплёвывала. Знаете, у всех детей разные способы выживания.

Из ясельной жизни мне запомнилось, как в один из первых дней кто-то из детей принёс желтые круглые конфеты в честь своего дня рождения. А я в этот день устроила перфоманс — описалась. И тогда воспитатель громко начала меня ругать, стыдить, а в наказание я не получила конфет. Напомню, мне не было и двух лет, воспитателю лет 30 к тому моменту точно исполнилось.

Вообще, садик я любила, но никого из своих троих детей туда не отвела. Понимаете, от воспитательницы не пахнет мамой, а пахнет чужой тётей. Лет до четырёх ребёнку там точно делать нечего, если у мамы есть хоть какая-то возможность не водить его туда.


Здесь находится ссылка. Чтобы увидеть её, зарегистрируйтесь пожалуйста, это займёт у Вас всего минуту
Что-то в этом мире не так!— сказал Колобок, медленно дожевывая Лису.

Dav_poltava

Аватара пользователя
За 85 000 сообщений
Персональное звание ''Заратустра''
 
Сообщения: 85568
Зарегистрирован:
07 сен 2011, 14:41
Откуда: Україна - країна мрій!
Пол: Мужской
Баллы репутации: 3358
Имеет доступ в закрытый раздел ''Закрытый клуб'' Имеет доступ в закрытый раздел ''Политика''

Раздел Статистика

Вернуться в Детская площадка